Главная > Выделка кожи и меха > Уроки Елены Уксусниковой

Уроки Елены Уксусниковой

9 августа 2011 Елена Оборотова

Мы расскажем о традициях шитья северной одежды, вы узнаете способы обработки шкуры оленя, рецепты красителей из трав и кореньев, научитесь делать сухожильные нитки и готовить клей. Мы познакомим вас с секретами бисерной вышивки и меховой мозаики, с принципами декоративной отделки одежды из меха, бытовавшими у коренных народов Севера. По выкройкам вы сможете сшить шапку, обувь, рукавицы.

Рассказы записаны этнографом Еленой Оборотовой в доме известной на земле долган мастерицы Елены Трифоновны Уксусниковой.

Елена Трифоновна знакомит меня со своим хозяйством в зимнем балке, что располагается в правом от входа углу около печки. Здесь вся женская утварь ­ посуда, швейная машинка, скребки для шкур...

Изготовление одежды начинается с обработки шкур. Елена Трифоновна сама снимает мездру, смазывает раствором оленьей печени, разминает скребками. Ведь от качества обработки шкур зависит, какая будет одежда.

­ Вот, посмотри ­ рассказывает она, ­ олень снег мордой и ногами роет. Тут шкура самая плотная. Поэтому из оленьих лбов и из щеток с оленьих копыт подошвы делают, а из камуса обувь ­ бакари, унтайки.

Елена Трифоновна перебирает бурые, белые и серые полоски шкур камуса, придирчиво рассматривает их. Две унтайки должны быть похожи, как две капли воды.

Для раскроя Елена Трифоновна пользуется специальным женским ножом с длинным и широким лезвием. Им и шкуры раскраивает, и ворс подрезает. Крой очень экономный, обрезков почти не остается. Срезанный ворс и тот идет в дело ­ им набивают вьючные седла.

При раскрое учитываются и форма, и особенности камуса. Ближе к верхнему краю оленьего копыта ворс наиболее плотный и упругий ­ детали головки обуви выкраиваются именно из этой его части. Шкура здесь не толстая, обувь получается эластичная, мягкая, нога легко сгибается в голеностопе. А коленная часть камуса так и вшивается в мужские бакари ­ туда, где колено.

Выкроек в нашем понимании нет. Размеры Елена Трифоновна измеряет с помощью пальцев и каждый раз как бы моделирует изделие. Вот скроена одна деталь. К ней пришивается кусок камуса и только теперь с помощью ножа Елена Трифоновна придает ему нужную форму, тщательно выравнивает края. Таким же образом подгоняется следующая деталь.

При таком способе шитья изделие составляется как бы из кусочков. К тому же не всегда есть шкуры и камус одинакового цвета и качества ­ вот тут-то и сказывается умение мастерицы подобрать мех: места таких переходов у Елены Трифоновны совершенно не заметны или приобретают дополнительный декоративный эффект.

Крой и фасон одежды традиционны и выверены веками. Виденные мною современные вещи были абсолютно идентичны предметам XIX века, хранящимся в музеях.

Та одежда и обувь, которую шила при мне Елена Трифоновна, не была праздничной. Но сколько фантазии и вкуса вкладывала она в самое обиходное! Например, просто «таабин» ­ «вечерняя обувь», которую носят только дома. У ее сына Андрея это унтайки, сшитые из полос светло- и темно-коричневого камуса. По черному суконному краю голенищ ­ бисерная вышивка с чередованием зеленого, оранжевого и желтого.

Вот женские унтайки из белого камуса с вертикальными вставками из черного сукна. Эти вставки и верхний край голенищ расшиты старинным розовым, черным и серым бисером.

­ Такие вышивки долго служат, ­ объясняет мне Елена Трифоновна. ­ На унтайках, бывало, камус по три-четыре раза сменят, а они все как новые. У нас старых вещей не много осталось. В войну мама почти весь бисер отдала. Вот вышивка ее сохранилась, ­ протягивает она полоску сукна с вышитыми шелковыми нитками желтыми спиралями. Хочу этот узор в бисере повторить.

Хозяйка сосредоточенно роется в рукодельной сумочке. И вот ее руки вкладывают разноцветные кусочки камуса в меховую мозаику. Бережное отношение к материалу ­ тоже традиция.

­ У нас в поселке бабушка жила, так она все заячьи ушки собирала и шила из них душегрейки, ­ продолжает мастерица.

Ловлю себя на мысли, что одежда, сшитая Еленой Трифоновной для членов ее семьи, подчеркивает характер каждого из них. Вот беспокойный, быстрый в движениях Андрей ­ отчаянный спорщик и мастер на розыгрыши. На плечах его топорщится куртка-копо из длинношерстной коричневой шкуры и делает его похожим на взъерошенного турухтана.

Широкоплечий основательный Олежка щеголяет в белом меху. Пятилетний внук Чингиз натягивает пыжиковый сокуйчик. Его капюшон скроен из телячьей головки. Елена Трифоновна даже ушки оставила. И кувыркается Чингиз в снегу как олененок-сеголетка.

Природа Таймыра не богата яркими красками ­ снега зимой, бурые тундры, летом ­ серая гладь озер и рек, перламутровая игра высоких облаков. И сочные тона вышивок, контраст темного и светлого меха в одежде восполняют цветовой голод. Даже обыденные предметы скудного кочевого быта женщины-тундровички старались сделать красивыми. Вот обыкновенная вьючная сума, но сшита она из ровдуги, украшена ровдужными же аппликациями и изящной вышивкой подшейным волосом оленя.

Оценка сообщения:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (3 голосов, средний: 4,67 из 5)
Загрузка...
  1. 11 октября 2012 в 17:18 | #1

    Добрый вечер Елена Уксусникова. Я живу в Республика Тыве. У нас тоже холодно, есть районы, где по 65 градусов мороза бывает. Мне 50 лет, была везде, но у вас нет. Там действительно ли так холодно? Удачи Вам вашем нелегком бизнесе. Так хочется побывать у вас. Напишите мне, если у вас есть личный сайт. С наилучшими пожеланиями Галина.

  1. Пока что нет уведомлений.
(обязательно)